Меню
12+

Общественно-политическая газета Локтевского района «К новым рубежам»

15.02.2019 13:00 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 7 от 16.02.2019 г.

Рядовой афганской войны

Автор: Т. РЕЙЗВИХ.

Ветераны боевых действий, уже знаю по опыту общения с ними, обычно люди не слишком словоохотливые. Особенно, если разговор касается их воинской биографии. Не речистым в этом плане оказался и тракторист водоканала, житель Николаевки Геннадий Петрович СЕРГИЕНКО. Чтобы подготовить публикацию, пришлось его "уламывать" с помощью руководителя предприятия А.А. Линника. С большим трудом, вдвоём с Александром Александровичем, удалось убедить одного из наших локтевских "афганцев" поведать свою историю той войны – кусочек истории общей, завершение которой состоялось тридцать лет назад...

Бывший воин-интернационалист, водитель боевой машины Геннадий Сергиенко и в гражданской жизни предпочёл сесть за штурвал "железного коня".

“Мы вас туда не посылали”

– Однажды, ещё в 1990-е, довелось обратиться в районную администрацию по какому-то житейскому вопросу, – вспоминает наш собеседник. – Представился как ветеран афганской войны. Реакция одного из руководителей была незамедлительной: "Мы вас туда не посылали", – с напором бросил он. Разве можно было после такого начала разговора надеяться на положительное решение проблемы, по которой хотел попросить содействия? Допускаю, что тот представитель власти не служил в армии, не знает, что такое воинский долг, и что солдат должен выполнить его, поскольку дал присягу. Но, в любом случае, чиновник – образованный человек. Чего ж тогда было ждать от тех, кто не обременён образованием? И сам с подобным встречался, и со слов сослуживцев знаю: нередкими были случаи, когда идёшь по улице в парадном костюме с наградами, а какой-нибудь зелёный пацанчик презрительно ухмыляется: "Нацепил "железки".

Надо признать, в словах ветерана-"афганца" есть горькая правда. С выводом советских войск из Афганистана закрыта полная опасностей, трагическая страница в армейской биографии тысяч российских военнослужащих. А Родина-мать порой равнодушно, а порой и весьма неприветливо встречала своих изломанных войной сыновей.

Тысячи молодых ребят безнадёжно стучались в чиновничьи кабинеты. Некоторые, будучи инвалидами, фактически оказались выброшены из жизни, не имели ни социальных льгот, ни работы, ни жилья. Ныне, конечно, отношение к воинам-интернационалистам изменилось. Их организации представляют собой общественную силу, ветераны пользуются льготами от государства, участвуют в военно-патриотическом воспитании молодёжи. Однако тяжёлый осадок, которые оставили "лихие девяностые" в памяти этих солдат, сказывается до сих пор.

Служба на границе

Г.П. Сергиенко – коренной житель Николаевки. Его родители работали в местном хозяйстве, колхозе "Рассвет". По стопам отца-механизатора пошёл и Геннадий. Отучившись в СПТУ, получив специальность тракториста и водителя, он успел до армии потрудиться на николаевских полях – на сенокосе и уборке зерновых. А осенью 1984-го получил повестку из военкомата.

Призывников колхоза "Рассвет", по сложившейся традиции, провожали торжественно. Мероприятие проходило в сельском клубе: парторг Н.Ф. Клименко тепло напутствовал парней, вручил каждому из них чемодан для дорожных вещей. Новобранец Сергиенко для прохождения службы был направлен в Тихоокеанский пограничный округ. Несколько суток на поезде, марш-бросок – и вот будущие пограничники в расположении воинской части, что неподалёку от озера Хасан. Через несколько месяцев подготовки в учебном пункте нашего земляка перевели в пограничный отряд. Он стал водителем БТР мотоманевренной группы (ММГ).

– Чередой следовали дни и недели службы, – рассказывает ветеран. – Проходили занятия на полигоне, учебные стрельбы, караулы. В сентябре 1985 года у нас стали поговаривать, что на базе Дальнереченского погранотряда начинают формировать ММГ для отправки на новое место службы. Куда? Пока неясно. На "гражданке", будучи ещё школьниками, мы знали: наши солдаты воюют в Афганистане. Но даже не задумывались, что эта война может коснуться и нас.

Поздней осенью 1985-го мотоманевренная группа, в составе которой находился и боец Сергиенко, была сформирована. Её отправили из Владивостока самолётами ИЛ-76 в Термез.

– Офицеры нам объясняли, что предстоит боевая стажировка, – уходит мыслью в давние события Геннадий Петрович. – В Термез прибыли несколько отрядов Тихоокеанского пограничного округа: из городов Находка, Камень-Рыболов, Дальнереченск. Пограничникам приказали снять зелёные погоны и заменить их серыми. Затем нас перебросили в Туркмению, где размещался полевой учебный центр. В декабре мы получили технику, сменили зимнее обмундирование, в котором прибыли, на лёгкое, и приступили к занятиям на полигоне.

Как стало известно позже, командование готовило операцию по вводу сборной мотоманевренной группы Тихоокеанского пограничного округа в Афганистан. Участником этой операции и стал наш земляк. Сейчас, когда Геннадий Петрович в воспоминаниях вновь возвращается к тому времени, перед его глазами встают картины горной страны, куда он, в составе советской дальневосточной группы военнослужащих численностью около 400 человек, пришёл выполнять интернациональный долг.

– Десятого января мы пересекли советско-афганскую границу и форсировали на боевой технике горную реку Пяндж, – рассказывает собеседник.

За речкой…

К сопровождению и прикрытию боевой колонны были привлечены десантно-штурмовые группы, советские блоки в районе кишлаков Бешкап, Саррустак, Гандж, Дашти-Чинар, Деври, Ялькаш, а также "самадовцы" (группы полевого командира Самада, имевшего договорные отношения с афганскими властями). Двигалась колонна по сухому руслу реки Рустак и далее по ущелью Дивари-Танг – такой маршрут возможен лишь в январе-феврале. В период таяния снега в горах этот путь становится непроходимым. Местом расположения ММГ, в которую входил Геннадий Сергиенко, стали развалины старой горной крепости Тути. Так стала именоваться и мотоманевренная группа.

– К ночи перешли к обороне, выставив боевое охранение, – продолжает рассказ Геннадий Петрович. – С утра начались боевые и трудовые будни. Поначалу личный состав располагался в палатках и боевых машинах: прибыли-то на новое, необустроенное место. Параллельно шло инженерное оборудование района обороны: мы строили блиндажи и землянки, рыли окопы, окапывали и БТРы. В общем, работали – и всё ещё не понимали, что бои-то ведь здесь ведутся не понарошку. Молодые парни из благополучной мирной страны…

Но вскоре война всё о себе объяснила. Подступы к ущелью Дивари-Танг моджахеды часто обстреливали, это место советские солдаты прозвали "бермудским треугольником", настолько оно было опасным. Представьте узкие "ворота" через ущелье: в теснине величественных скальных нагромождений боевые машины казались крохотными, как игрушки. И – беззащитными перед ловушками бандгрупп. Чтобы избежать в дальнейшем засад и обстрелов при следовании колонн, было принято решение о минировании горного прохода в "бермудский треугольник", и дорога была запечатана наглухо.

БТР со счастливым номером

Что боевая стажировка, по сути, и есть жестокая война, молодые солдаты ощутили всерьёз, когда столкнулись с первыми потерями.

– Нашей задачей было обеспечение прохода колонн из СССР, – вспоминает собеседник. – Приходилось блокировать населённые пункты, участвовать в боях, бывать под обстрелами, в считанные минуты окапываясь в каменистом грунте. Перед половодьем, 15 апреля 1986 года, как раз встречали колонну из Советского Союза. У ущелья Диври-Танг наша ММГ перекрывала тропу. В горы была заброшена десантно-штурмовая маневренная группа. Совместными усилиями мы должны были обезопасить продвижение через "бермудский треугольник". Наконец, колонну встретили и уже шли в её сопровождении, как по рации передали, что один из наших БТРов подорвался на фугасе. Эти мины ставили моджахеды. Погибли одновременно восемь человек, моих сослуживцев. Среди них земляк из Топчихи, наводчик Александр Литовкин.

А БТР со счастливым, как говорили ребята, номером 555, где водителем был Геннадий Сергиенко, а наводчиком Вячеслав Баранов из Шипуново, за период несения ими службы в боевых условиях не пострадал. Судьба хранила парней.

– Все десять человек нашего отделения остались живы, никто не был ранен, – говорит Геннадий Петрович. – Но опасность подорваться на фугасе подстерегала всюду, так как моджахеды напичкали ими все подступы к горным дорогам и проходам. Зная это, мы зря не рисковали и не выезжали, пока не пройдёт боевая машина разминирования.

Дружба, проверенная годами

8 сентября 1986 года наши тихоокеанцы возвратились на Родину, выполнив боевую задачу. Родителям, Петру Александровичу и Пелагее Тихоновне, Геннадий не писал об участии в военных действиях. Просто предупредил перед отправкой в Афган, мол, адрес воинской части изменится, не беспокойтесь. Он и сейчас не уверен, догадывались ли они, что их сын воюет в чужой стране? Только брату Николаю открылся. Тот в одном из писем спросил прямо: "Брат, ты за речкой?". Они хорошо понимали друг друга – за речкой, значит, за Амударьей, в Афганистане.

Прибыл демобилизованный пограничник в милую сердцу Николаевку при зелёных погонах. С медалью "От благодарного афганского народа" на кителе. Этот китель до сих пор хранится в семейном шкафу Сергиенко. Супруга Ольга и двое детей хоть и не донимают главу семьи вопросами о былой службе, однако хорошо понимают, насколько дорога ему эта военная форма. Последний раз Геннадий Петрович примерил её в день столетия пограничных войск России, 28 мая 2018 года, когда ездил на встречу со своими однополчанами в Рубцовск, где проходил митинг, праздник пограничников. Вообще же, его сослуживцев-"афганцев" разбросало по всей стране.

– В Белгороде живёт мой хороший товарищ Александр Чистюхин, мы с ним по скайпу общаемся, – оживляясь, уже охотно рассказывает собеседник. – О семье, о детях, о жизни говорим. Столько лет не виделись, так изменились, стали солидными дядями. А начнём вспоминать погранза-ставу или Афган – будто снова пацаны. В Барнауле есть мои однополчане. Когда в Рубцовске бываю, всегда встречаюсь с Юрием Белых или с Андреем Терентьевым. Андрей сейчас избран главой сельсовета села Самарка Рубцовского района. Мы по-преж-нему дружим и поддерживаем связь. Эта дружба навсегда.

Что касается самого Геннадия Петровича, он после службы в армии вернулся к работе механизатором в колхозе "Рассвет". А теперь вот уже шесть лет – тракторист в водоканале. Устраняет аварии на водоводе, проводит осмотр трассы, выявляет, нет ли где порывов. Когда трясётся в кабине под скрежет гусениц своего "железного коня", порой чудится ему, что вновь он в бронетранспортёре, на тесной тропе среди стреляющих гор...

В ДЕТАЛЯХ

15 февраля 1989 года генерал-лейтенант Борис Громов, командующий Ограниченным контингентом советских войск в Афганистане (ОКСВА), спрыгнул с бронетранспортёра и пешком пересёк мост через реку Амударья, отделявшую Афганистан от Советского Союза. Так символично завершился вывод советских войск из Демократической Республики Афганистан.

С тех пор прошло три десятка лет. Долгое время ветераны-афганцы отмечали этот день, собираясь в своём кругу, вспоминая погибших, навещая их родителей. Такая же традиция февральских встреч воинов-интернационалистов сложилась и в нашем районе: здесь проживают более сорока участников девятилетней войны в чужой горной стране. А в Гилёво живут родственники погибшего на боевом посту в Афгане Сергея Вязигина.

В 2010 году дате 15 февраля был придан статус официального Дня памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества. Воины-интернационалисты, ветераны локальных конфликтов и боевых действий в "горячих точках" – практически каждое советское и российское поколение имело свою войну или войны.

В конце 1940-х годов СССР вступил в фазу холодной войны с США. Основные линии противостояния сверхдержав пролегали в "третьем мире": государствах Азии, Африки, Латинской Америки. Советский Союз деньгами, оружием, техникой поддерживал дружественные режимы в развивающихся странах. Поддерживал и людьми, от опытных военных советников и технических специалистов до простых солдат, которые обеспечивали защиту наших интересов за рубежом.

Война в Афганистане – самый известный и масштабный пример участия служащих Советской Армии в боевых действиях за пределами СССР. Она стоила советскому народу 15052 погибших, 53753 раненых, 417 пропавших без вести. Почти одновременно с афганской войной советские офицеры и солдаты были и на территории Анголы, где разгорелась гражданская война. Во время конфликта Египта с Израилем (начало 1970-х) наши военнослужащие бывали в командировках в зоне Суэцкого канала. С 1967 по 1991 годы – в Южном Йемене, с 1977 по 1979 годы – в Эфиопии.

Участие наших солдат, матросов, морских пехотинцев, ракетчиков, лётчиков истребительной авиации и штабных работников в военных действиях в Африке и на Ближнем Востоке не афишировалось, не указывалось в военных билетах рядовых и офицеров. "Их там нет", – этим выражением советское командование ограничивалось в случае требований комментариев зарубежными журналистами и политиками.

Но и сегодня российские военнослужащие также решают сходные задачи за пределами страны. Они противодействуют терроризму в миротворческих контингентах ООН, а также в Сирии: в составе авиации ВКС, подразделений ПВО, ракетных войск и артиллерии, морской пехоты, сил специальных операций, военной полиции.

Присутствие российских войск за рубежом – один из неотъемлемых компонентов, обеспечивающих России статус державы мирового уровня. Люди, защищающие безопасность и интересы страны за её пределами, были и будут всегда. Потому пресловутая фраза "их там нет", возможно, бывает необходима в общении с "зарубежными партнёрами". Но внутри страны, по отношению к самим военнослужащим, должен быть ясный подход, показывающий: государство не забудет, не предаст и не бросит своих героев. Это касается и увековечения памяти погибших.

В Горняке по инициативе "афганцев" установлен памятник воинской доблести, в создании концепции которого принимала участие и автор этих строк. Памятник находится рядом с мемориалом Славы павшим в годы Великой Отечественной войны и входит в общую композицию. И это символично, ведь интернационалисты приняли боевую эстафету из рук своих дедов и отцов. У подножия чёрной стелы постоянно свежие венки: более десяти лет сюда приходят почтить память погибших во имя исполнения воинского долга за пределами Отечества – и "афганцы", и пограничники, и ветераны различных родов войск, и школьники-кадеты, а также просто жители самого разного возраста наших города и района.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

44